О себе

Дмитрий Речной. Хруст Костей Тату.Привет, меня зовут Дмитрий Речной (Re4noy).
Я — профессиональный татуировщик (тату мастер).

Занимаюсь татуировкой с 1993 года.

C 2004 года состою в Гильдии Российских Профессиональных Татуировщиков (ГРПТ).

Считаю что не имеет никакого значения где работает тату мастер: домашняя тату студия или тату салон — это всего лишь география. Я против псевдо татуировщиков, их якобы профессионального отношения к татуировке и рисунку, безграмотность в вопросе стерилизации и гигиены. В моей галерее Вы никогда не увидите не принадлежащих мне фотографий татуировок, эскизов, скетчей и флэшей. Я не делаю разделения на художественную и не художественную татуировку, так как не считаю, что эти понятия касаются татуировки как самостоятельного искусства. По-моему традиционная татуировка (traditional tattoo) и олдскул (old school tatttoo), полинезийский орнамент(tribal), кельтский орнамент (сeltic), новая школа (new school), биомеханика (bio mechanical) и реализм (realistic) как стили татуировки заслуживают одинакового уважения, несмотря на кажущуюся простоту некоторых из них.

Если Вы хотите сделать тату — свяжитесь со мной, чтобы обсудить концепцию, место нанесения, размер, дизайн (эскиз) и все детали Вашей будущей татуировки.

Я не задавался целью вести на своём сайте просветительскую работу, но в моем блоге масса полезной информации и статей, фото татуировки, ее корнях и современности, эскизы татуировок и значения татуировок.  Я не занимаюсь обучением тату, пирсингом, не делаю временных татуировок и боди-арт.

Спасибо моим Клиентам, Друзьям и СЕМЬЕ за поддержку!

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

Блог // Интервью Филипа Лю. ЧАСТЬ III

К:  Это тонкости нашей профессии. Не так ли?

Ф: Вобщем-то да, нужно просто доставлять максимальный физически комфорт. Если человек не может наклониться нужным для образом, подбирайте соответствующее положение кушетки.

Преодолеть стыд наготы – было еще одним испытанием По-началу. Тебе приходиться просит людей снимать с себя все, чтобы работать с телом, и другого способа нет. Ты должен заставить себя почувствовать себя комфортно в таком виде. Это очень важно, ведь я не могу работать на том, чего не вижу.

Я обожаю работать на коленях и локтях; это очень деликатные зоны и я привык их бояться. Со временем я нашел единственный способ справиться с ними: наносить цвет сильно и глубоко, это прекрасно, если получается сделать с первого паса. Чтобы это осуществить, нужно попросту размолотить кожу на этих местах.  Это не простой способ, но все же нет смысла пытаться быть нежным. От вибраций и продолжительного воздействия наступает легкое ощущение онемения. Люди говорят, что это как-то помогает им. Некоторые на локтях и коленях используют для закраски только раунды, но не верьте, в то что там невозможно использовать магнум.  Вы только должны быть внимательны, чтобы он не пошел под углом.

С большими магнумами, скажем 13 или 15, вам лучше отказаться от использования широких зазоров. Я учился на больших группах, разветвляйте их.

К: Разветвлять как?

Ф: Вверх и вниз между рядами игл. Таким образом они меньше травмируют кожу. Между иглами есть место, и они проникают каждая отдельно, цвет вбивается очень быстро. Но стоит только им приблизится ближе друг к другу, как у них сгибается острие, и они могут сломаться и покоситься.  Также, когда разветвленные иглы входят в кожу они останавливаются, а поднимаются тогда, когда позволят чернилам войти.

К: Итак, это помогает краске втекать в кожу…? Наверно в этом то и суть ручной техники?

Ф: Да, я так думаю. Но по мне, ручная техника очень болезненна.

К: Хориоши делал мне сакуру, она небольшая, но я все время так восторженно наблюдал за процессом и мне не было сильно больно.

Ф: Когда он делал мне ногу в 85-ом  году я чуть было не обделался. Не мог поверить, что это может быть на столько больно!

К: Да уж, после того как потатуируешься у Грайма….ха,ха…все кажется детским лепетом. Но Хориоши позволил мне снять 3-часове видео его работы, меня поражает, как они умудряются ударить в одно место 20 раз, или около того, в то время как мы сделали бы уже тысячу ударов на этом же месте, а покрытие все же выходит сплошным.

Ф: Думаю, то что они работают под углом 45 градусов, а также то, как они вращают иглу , заставляет кожу подниматься.

К: Как ты говоришь, при ударе приподнимается кожа и тем самым обеспечивает чернилам легкое проникновение…

Ф: Все дело в угле наклона иглы, а при каждом ударе, когда приподнимается кожа, ты слышишь звук «ЧЧЧИИИК!»

К: Да, «ЧЧЧИИИК!», «ЧЧЧИИИК!», «ЧЧЧИИК!» слышно постоянно.

Ф: А ты когда-нибудь использовал тупые иглы?

К: Нет.

Ф: Я не имею ввиду погнувшиеся, а те, что не слишком острые, по форме напоминающие торпеды с закругленными кончиками. Они очень хороши для сплошного покрытия черным, но не для серого.

К: А ты используешь текстурные иглы для своих магнумов?

Ф: Нет, у меня все из нержавеющей стали с острием № 12.

К: А ты когда-либо использовал текстурированные иглы?

Ф: Сказать по правде, в моих руках побывали все виды игл, часто я не замечал особой разницы. Я не помню, чтобы однажды я воскликнул: «вау, эти иглы работают куда лучше, чем те». Но я знаю о чем ты говоришь; есть теория о том, что текстурированные иглы обеспечивают большую забиваемость краски, я это понимаю, но никогда не брал это на вооружение.

К: Я тебе дам немного на пробу.

Ф: ОК’ спасибо я попробую.

К: Расскажешь потом о своем мнении по поводу использования их, и как они соответствуют тому, о чем мы говорим- насыщенность цвета за удар и т.д.

Ф: Правильно, все работает в совокупности.

К: В нашей ответственности, как мы уже говорили, управлять болью. Учиться, экспериментировать, все для того чтобы клиенту максимально было  комфортно.

Ф: И не стоить чинить, то что не сломано.

Но с другой стороны я только, что переключился на Talens после стольких лет. Я все еще продолжаю использовать Pelikan для теней. А то, что я вижу после  Talens,  меня приятно радует. Все мои друзья давно используют Talens и, спустя годы, работы выглядят хорошо. Мне теперь больше не приходится выпаривать краски, что было всегда еще одной  дополнительной работой.

К: Грязной работой.

Ф: Пожалуй, теперь я просто разбавляю и смешиваю цвета вручную, чего оказывается достаточно. Зачем перенапрягаться.

К:  Совершенно то же самое и с текстурированными иглами, меньше ударов, но больше и насыщеннее покрытие.

Ф: Согласен.

К: В конечном итоге эти ребята становятся счастливыми благодарными клиентами, которые переживают меньшую боль, меньшие травмы.

Ф: Правда, но потом тебе опять приходится осваивать новинки. Ха! Ха!

К: Есть еще кое-что, что я хотел спросить. считаешь ли ты, что все больше людей должны в больших татуировках использовать большие группы игл?

Ф: Определенно да.

К: Я все еще имею ввиду управление болью…

Ф: Да, для этого в 2001 году перебрался в Штаты. Это было на конвенции в Массачусетсе, что бы все татуировщики могли видеть меня, я татуировал на полу своей кабины, так что люди могли собраться вокруг меня.  Все могли видеть как я использую магнумы в 35 и 45 игл. Я хотел поделиться этим инструментом со всеми художниками, и мне было интересно как много мастеров начнут его использовать впоследствии. Я за один присест сделал всю спину, благодаря моим мангнумам. Тот парень был байкером, я знал, что он часто бывает на открытом солнце, потому с выбором места для татуировки я не парился. Он хотел хороший большой череп и мы справились со всей спиной за 5 часов.

К: Мать твою, это невероятно!

Ф: Это возможно только из-за огромных магнумов; Я бы этого не совершил без них. Я горжусь тем, что у меня есть не только стиль и татуировки, чтобы пожертвовать профессии, а еще кое-что.

К: Как долго ты адаптировался к использованию больших групп игл?

Ф: Большие магнумы мне тяжело давались. Долгое время я не верил в то, что они могут заработать. В действительности я допустил глупейшую ошибку, настраивая глубину посадки иглы в соответствии с ее шириной, (читай внимательно далее Бэрримор!!!) так же как я делал с тринадцатью, а потому иглы, выходя отскакивали от кожи, и краска совсем не вбивалась.

К: Ага.

Ф: Меня это очень огорчало, но когда я подумал как следует, я понял, что нужно сажать их не глубоко, и все пошло как надо. Существуют очевидные вещи, которые мы порой не замечаем. Я посмотрел на  это со всех сторон, а теперь многие профессионально пользуются этим.

К: Знаешь, к слову говоря, многие твои идеи, которые ты продвинул, оказали на татуировку большое  влияние… и твои татуировки тоже. Я заметил на миланской конвенции, что в каждой пятой кабинке кто-нибудь кому-нибудь делал, дословно,  «Филипа Лью» . Что ты чувствуешь по этому поводу?

Ф: Я очень горд.

К: Да? Вижу, что ты чувствуешь за это ответственность, в отличие от многих американских мастеров.

Ф: Мне нравится одна поговорка: «Если ты постоянно ошибаешься, люди называют это стилем». Ха,ха.

К: Так вот, что значит стиль!…то, что постоянно совершается.

Ф: Да. Видеть людей, которые перенимают и стараются делать это так как делаю я, мне очень приятно, потому что я теперь не волнуюсь, что занимался этой байдой, т.к. если это  копируют, значит в этом что-то есть. Надеюсь.

К: Так значит, для тебя это нормально, что люди перенимают твой стиль, слизывают твои работы? И тебя не пугает, что они по сути копируют тебя?

Ф: Ничуть. Ко мне в мастерскую приходят парни и показывают свои рукава, а я им говорю: «круто, чувак, а когда это я делал?» . А они мне: «Это не ты делал». Было классно работать с Уайдо и Ринзингом, наблюдая за их эволюцией. Мне нравится видеть, как совершенно разные группы татуировщиков перенимают и одинаково изображают воду и волны, и я полностью уверен, что через два года, другие татуировщики повторят то же самое. Я чувствую себя невероятно привелегированным, чтоб вдохновлять других. Иногда я думаю, «да кто, черт возьми, я такой, чтоб оказывать влияние та такое большое количество людей », хотя с другой стороны на меня ведь тоже кто-то влиял, так что все круто.

К: Достаточно спорный вопрос.

Ф: Ну раз уж люди повторяют мой «стиль», а практика показывает, что остановить копирование нельзя, пока ты решишь не публиковаться, а вот это стыдно не делить с другими, тем, что умеешь. Так ты можешь реально всех остановить.

К: Это правда, многие художники перестали публиковаться исключительно по этой причине и это печально. Но ведь мы можем попытаться вдохновить «воришек», выдавить что-нибудь из себя. Вроде того, что я делаю в журнале – вдохновляю жаждой.

Ф: А как ты соблазнил этих людей пойти на это?

К: Мы делаем это, показывая лучших на земле и говоря о том, как они работают, сколько усилий и поисков они приложили, чтобы стать теми, кем они сейчас являются.

Ф: А с практической точки зрения, хорошо бы предоставлять изображение их работ, чтобы люди могли наслаждаться ими, а так же с надеждой попытаться перерисовать. Затем можно брать несколько различных элементов, и смешивая их, получать нечто свое оригинальное, что уже не назовешь копией.

К: Верно. И таким способом можно расти.

Ф: Я считаю, что мой личный прогресс в том, что моя работа изменяется не потому, что мне кажется, что то , что я делаю это не хорошо, это происходит вследствие того, что я поддерживаю к этому интерес. Необходимо отдыхать и пробовать разные вещи; иначе станет скучно. Не так ли? Так что если сейчас ты копируешь, то в следующем году будешь заниматься чем-нибудь еще, в любом случае.

Я еще думаю и в таком духе. Скажем, я работаю над стилем воды и я пытаюсь ее распределить, а у меня все не выходит. И тут, компания каких-то ребят копируют мою воду и очень удачно сажают ее на руку, они до этого догадались и все идеально. Что я делаю? Начинаю сдирать у них, потому что я не догадался сам.

К: Да, но ты же не собираешься перенимать их стиль, их почерк. Ну ты понимаешь, о чем я говорю. Ты всегда будешь наносить только тот рисунок, который ты видишь, а это другое.

Ф: Да, но я все же так же виновен, как те многие, что проходят через период срисовываний всего, что видел на фото. Рисовал, чтобы научиться, а также пару татуировок сделал срисованных, хотя это мне не нравилось; гораздо интересней было научиться делать что-то свое.

К: Я тоже в этом повинен, о том и речь. Так все же должны ли мы поощрять тех людей, что занимаются копированием.

Ф: Нет, но а что если они не созидательны?

К: Тогда они должны делать флеши.

Ф: Верно. Все с этого начинают.

К: Ну, думаю решающим словом будет, то что мы все должны эволюционировать и учиться не только копированию.

Ф: Да, для меня в идеале быть всеми узнаваемым- значит иметь свой собственный определенный стиль, но это требует времени.

К: Таков прогресс, но первой ступенью прогресса должно быть прекращение воровства и начать работать над чем-то своим. И, кроме того, можешь ли ты оттачивать свой собственный стиль на бумаге, а не на коже, чтоб он развился до такой степени, чтобы стоил того, чтобы превратиться в тату?

Ф: Хороший способ научиться- начать изучать фотографию или подражание кому-либо. Так учатся японцы, они просто повторяют то, что делает учитель.

Окончание следует…

E-mail Филипа:

leu.family.iron@bluewin.ch

www.xktattoo.ru на правах дистрибьютера Tattoo Artist Magazine.

При копировании материала ссылки ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!

Отдельное спасибо Ксении и Сергею Буслаевым за качественный перевод.

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

, ,

Комментарии (0)