О себе

Дмитрий Речной. Хруст Костей Тату.Привет, меня зовут Дмитрий Речной (Re4noy).
Я — профессиональный татуировщик (тату мастер).

Занимаюсь татуировкой с 1993 года.

C 2004 года состою в Гильдии Российских Профессиональных Татуировщиков (ГРПТ).

Считаю что не имеет никакого значения где работает тату мастер: домашняя тату студия или тату салон — это всего лишь география. Я против псевдо татуировщиков, их якобы профессионального отношения к татуировке и рисунку, безграмотность в вопросе стерилизации и гигиены. В моей галерее Вы никогда не увидите не принадлежащих мне фотографий татуировок, эскизов, скетчей и флэшей. Я не делаю разделения на художественную и не художественную татуировку, так как не считаю, что эти понятия касаются татуировки как самостоятельного искусства. По-моему традиционная татуировка (traditional tattoo) и олдскул (old school tatttoo), полинезийский орнамент(tribal), кельтский орнамент (сeltic), новая школа (new school), биомеханика (bio mechanical) и реализм (realistic) как стили татуировки заслуживают одинакового уважения, несмотря на кажущуюся простоту некоторых из них.

Если Вы хотите сделать тату — свяжитесь со мной, чтобы обсудить концепцию, место нанесения, размер, дизайн (эскиз) и все детали Вашей будущей татуировки.

Я не задавался целью вести на своём сайте просветительскую работу, но в моем блоге масса полезной информации и статей, фото татуировки, ее корнях и современности, эскизы татуировок и значения татуировок.  Я не занимаюсь обучением тату, пирсингом, не делаю временных татуировок и боди-арт.

Спасибо моим Клиентам, Друзьям и СЕМЬЕ за поддержку!

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

Блог // Статья о величайшем татуировщике нашего времени MIKE ‘ROLLO’ MALONE. A TRUE PIRATE. Окончание

КРЭШ: Как ты познакомился с Кэйтом Андервудом?

РОЛЛО: По-моему, он начал писать мне о том, что хочет купить какие-то тату флеши… и он попросил моей критики для своих рисунков. Я предложил ему бросить это безнадежное дело. Ха-ха. Но он этого не сделал. Это самое сложное: не сдаться после критики. Каждый раз, когда они показывали мне свои книги или фото, я спрашивал «вы ходите критики, или чтобы я сказал, что они неплохи?». Ха-ха. Но Кейту я всегда говорил все, что я думал, и это его не волновало. Он продолжил рисовать. А потом я начал заниматься открытием студии в Миннесоте. Я спросил его, не знает ли он хорошего порядочного татуировщика, вместе с которым я мог бы открыть эту студию. Через пару дней я получил письмо: «ПРОДАНО! Я берусь за эту работу!». Вот так мы и открыли студию «Aloha Monkey». Мы вместе с самого начала. Я никогда не встречал таких мудрых и рассудительных парней, как Кейт… в двадцать! Было весело работать там, работать вместе. Я многому у него научился. У него было много такого опыта, которого у меня никогда не было. Они никогда не боялся указывать мне на мои косяки. Он подходил и высказывал мне все в лицо; он говорил «Не держи меня за дурака, как ты это обычно делаешь!». После этого он шел сюда и начинал заниматься чем-то своим, а потом спрашивал, не хочу ли я присоединиться.

КРЭШ: Как часто ты сейчас татуируешь?

РОЛЛО: О, не так часто. Время от времени.

КРЭШ: Тебе этого не хватает?

РОЛЛО: Я люблю татуировать. Я наслаждаюсь рисованием. Я никогда не любил делать татуировки-эпопеи. Кончено, я сделал какие-то крупные работы. Таких работ всего из около 20-25. 20-25 спин за всю мою жизнь. Я люблю маленькие татуировки, фрихэнд. Но сейчас я просто разгильдяй. Бездельник на законном основании. Очень сложно снова этим заниматься, не так-то сильно я скучаю по «седлу». На днях я делал татуировку, я волновался, что напортачу, и Кейту придется подчищать за мной.

КРЭШ: Ты же делаешь хотя бы одну татуировку в неделю?

РОЛЛО: Если кто-то приходит ко мне и говорит, что хочет татуировку от меня. Если они хотят спину или рукава, то я отказываю. Но если они хотят сувенирную татуировку, то я делаю… порой, даже наслаждаюсь процессом. Ха-ха. Это все из-за наших с Кейтом отношений. Кейт хотел, чтобы я пришел и потусовался с ним здесь, в задней комнате его студии. Там прямо, как дома, и я удостоился чести быть частью этого. Я не уверен, что многие татуировщики, когда они становятся старше, пользуются этим шансом… Что касается меня, то я очень ценю данную мне возможность. Без этого я был бы просто никому не нужным ублюдком. Я приобрел друзей именно здесь, и они очень важны для меня. Я могу поделиться с ними своими старческими видами на жизнь и это нормально. Это для меня лучшее вознаграждение. Возможность быть здесь – это мое пенсионное вознаграждение. У меня есть место, куда я могу приходить. Я ничего не делаю, но мне всегда рады. Возможно, это и есть мое вознаграждение за то, что я пытался помочь людям.

КРЭШ: Ты до сих пор делаешь тату машины «Bulldog»?

РОЛЛО: Вместе с Кейтом. Это очень важно в нашем бизнесе (я думаю, в любом бизнесе, не только в тату – бизнесе т.к. это все-таки узкий вид бизнеса) быть честным с людьми в таком деле, как машины, понимаешь? Кейт делает большую часть работы, и когда они выходят, они очень хороши. Они будут работать так, как надо, они не будут разваливаться и т.д.… Люди платят за качество и получают его.

Ты не должен обращаться с людьми, как с ублюдками. Я открыт для общения с татуировщиками и с удовольствием приглашаю их приехать потусоваться со мной. Но если они ведут себя, как уроды, то я и веду себя также по отношению к ним. Был тут один парень, заходил сюда… как же его звали… Клэй, точно! Вот он просто грёбаный урод! Вел себя так, будто я какой-то никудышный татуировщик, а он особенный. Потом я узнал, что он вел себя подобным образом со всеми. Оставлял людям неоплаченные телефонные счета за свои разговоры, распугивал клиентов. Меня не волнует, насколько ты хорош, или насколько крутым ты себя считаешь – это все дерьмо собачье… это урок. Твои работы и твои способности, и вот уже люди начинают искать способ втоптать тебя в грязь. Они пытаются обнаружить твои ошибки, ищут причины для критики, цепляясь даже за малейшую фигню. Это все из-за того, что они идиоты. Именно этим и занимается сейчас мой приятель, Адам. Он портится, и это меня очень расстраивает т.к. он действительно отличный татуировщик и много лет был моим другом. Он несправедливый. У людей столько возможностей, но они просто лажают из-за того, что не все сделали правильно.

КРЭШ: Кому из современных татуировщиков ты симпатизируешь?

РОЛЛО: Не знаю. Их так много. Я смотрю их работы, но не знаю их имена. Бесспорно, Крис Тревино. Но это ничего не говорит, не так ли? Все знают, что Крис талантлив, но я считаю, что с возрастом его работы станут еще лучше. Слишком много ребяческого прослеживается в его работах. Ему стоит это устранить. Это просто невероятно, насколько он хорош, но придет время и он осознает, что у него есть все, что нужно и научится правильно этим пользоваться. Какие-то вещи он может делать чуть искуснее, вот откуда идет сила – осознание того, когда и где стоит нажать на курок. В мои лучшие дни, я не приближался к нему. Он монстр.

Когда в Японии 15 лет назад я увидел работы Накано… я влюбился. Это было именно то! Когда он начал работать с более сложными вещами, использовать машины и оборудование, что-то было утеряно. Но это были очень сильные работы. Вот так и должны выглядеть татуировки! Он сделал большого черного карпа в бутонах  сакуры (не совсем корректно, не так ли?:) Неверный сезон. Весной карп спит, а нерестится осенью. Вот тогда-то он активен. Поэтому вокруг карпа должны были быть опавшие листья, а не бутоны. Но все же, этот крупный черный карп и бутоны сакуры очень крутые! Такие плавные линии – это и делает Американские татуировки такими сильными: ровные простые контура, черные тени и плотный прокрас. Татуировки – иконы. Это работает. Поэтому это работает, и, если все это выставить напоказ, ты все уничтожишь.

Я всегда говорю, что сегодняшняя проблема в том, что люди настолько сложные в своей работе, что татуировки, которые они делают, выглядят так, будто они говорят: «ЭЙ! Посмотри, что я могу вытатуировать!»… Будто каждой татуировкой они строят себе монумент. Татуировка должна быть о человеке, который ее носит, о том, чего он хочет и что он чувствует. Я видел много татуировщиков, которые ведут себя так, кричащих: «Посмотри, на что я способен!».

КРЭШ: Насколько важно, по-твоему, для татуировщиков знать их историю? Независимо от «стиля»…

РОЛЛО: Это причина, по которой татуировки выглядят хорошо. Если ты считаешь, что все знаешь и не желаешь ничему учиться – удачи тебе! Другое дело, происхождение – это то, что было утеряно, но все же очень важно. Без этого люди забудут, откуда они, а это, в свою очередь, всегда плохая новость. Я всегда говорил Кейту: «мы с тобой не дети, которые только неделю назад все это узнали… Мы произошли от татуировщиков, которые в свою очередь являются последователями Таттса Томаса ».Таттс учил Джерри, Эда и меня. И Джерри и Кейт теперь часть истории. Поэтому иметь происхождение куда лучше, чем не иметь его.

Ты не просто учишь кого-то рисовать или татуировать; ты рассказываешь ему о его происхождении, о его истории.

Татуировка очень очень старое ремесло. Это не новинка. Она всегда была. Иногда, очень давно, один парень ткнул себя обугленной палкой, которая оставила след на его теле. Так все и началось. Не думай, что мы занимаемся здесь чем-то новым. Это не так. Это старый вид искусства, это именно искусство – не позволяй никому тебя переубедить. Но мы всего лишь часть истории, и мы должны узнать как можно больше о нашей истории, чтобы мы знали, чем мы занимаемся и почему. Иначе, что тогда? Как будто ребенок, который полагает, что может рисовать и считает, что изобретает что-то новое, что-то свое. Именно поэтому, из-за пренебрежения к истории, такие люди, как Лео остаются незамеченными! Он мог бы стать героем. Он парень, о котором забыли. Лео обратив всех к тому, с чем был связан. Он один из самых важных людей 20-го века… но люди даже не знают, кто он. Люди каждый день делают татуировки по его работам, не подозревая о его значимости… Эти люди должны целовать его зад за то, что он для них сделал. Он научил нас тому, что нам не нужен даже рисунок для того, чтобы сделать хорошую татуировку. Я имею в виду, что они выглядят так, как если бы изначально были на теле, понимаешь? Как будто они были сделаны для человеческого тела. Выглядит круто. Почему вы не сделаете что-нибудь о Лео?

КРЭШ: Уже сделали. Ты часто говоришь о том, что татуировщики – это пираты. Вот так ты нас видишь, как пиратов?

РОЛЛО:  Мы добрые пираты. Веселые. Да. Есть парни, никогда не поймут, что они пираты, но есть и те, которые очень хотят ими быть, но не могут. Ха-ха. А еще мы пираты вне закона. Мы не должны играть по правилам. Отчасти поэтому мы и занимаемся этим ремеслом. Как та татуировка, которую я сделал вчера…она говорит «негодяй». Именно так и есть. Мы – «негодяи».    Я поблагодарил Майка Мэлоуна за интервью. В завершение этой истории, хочу сказать, что все время, что я пробыл в студии «Taylor Street Tattoo», я думал о том, чтобы сделать у Майка татуировку, но никак не мог придумать, какую. В день, когда мы закончили  интервью, я, наконец, решил… Майк сделал мне татуировку пирата.

www.xktattoo.ru на правах дистрибьютера Tattoo Artist Magazine.
При копировании материала ссылки ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!

Спасибо Кристине (КристАне) Левицкой за перевод!

Ссылки: TAYLOR STREET TATTOO, LUCKYS TATTOO MUSEUM.

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

, , ,

Комментарии (0)