О себе

Дмитрий Речной. Хруст Костей Тату.Привет, меня зовут Дмитрий Речной (Re4noy).
Я — профессиональный татуировщик (тату мастер).

Занимаюсь татуировкой с 1993 года.

C 2004 года состою в Гильдии Российских Профессиональных Татуировщиков (ГРПТ).

Считаю что не имеет никакого значения где работает тату мастер: домашняя тату студия или тату салон — это всего лишь география. Я против псевдо татуировщиков, их якобы профессионального отношения к татуировке и рисунку, безграмотность в вопросе стерилизации и гигиены. В моей галерее Вы никогда не увидите не принадлежащих мне фотографий татуировок, эскизов, скетчей и флэшей. Я не делаю разделения на художественную и не художественную татуировку, так как не считаю, что эти понятия касаются татуировки как самостоятельного искусства. По-моему традиционная татуировка (traditional tattoo) и олдскул (old school tatttoo), полинезийский орнамент(tribal), кельтский орнамент (сeltic), новая школа (new school), биомеханика (bio mechanical) и реализм (realistic) как стили татуировки заслуживают одинакового уважения, несмотря на кажущуюся простоту некоторых из них.

Если Вы хотите сделать тату — свяжитесь со мной, чтобы обсудить концепцию, место нанесения, размер, дизайн (эскиз) и все детали Вашей будущей татуировки.

Я не задавался целью вести на своём сайте просветительскую работу, но в моем блоге масса полезной информации и статей, фото татуировки, ее корнях и современности, эскизы татуировок и значения татуировок.  Я не занимаюсь обучением тату, пирсингом, не делаю временных татуировок и боди-арт.

Спасибо моим Клиентам, Друзьям и СЕМЬЕ за поддержку!

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

Блог // Uncle Allan (часть первая)

Обычно в интервью публикуемых в моём блоге много фотографий работ татуировщиков, Анкл Аллан (Uncle Allan) – татуировщик которого не нужно особо представлять, поэтому на это раз ограничусь несколькими фото из блога Анкла, наслаждайтесь текстом.

Интервью: Crash (специально для Tattoo Artist Magazine #14).

Это интервью должно было состояться в еще феврале 2007 года на Миланской конвенции. В те дни я был чрезвычайно занят – я отработал 4 или 5 интервью, и моя работа с Алланом должна была быть последней, перед тем как я отправлялся в Цюрих красить колени у Мика. Уже безумно уставший, я договорился с Алланом встретиться в 23-00 в воскресенье. Примерно к 2 часам ночи я дождался его возвращения с одного из тех длинных итальянских ужинов после тату фестиваля. Надо ли говорить, что к этому времени я был просто без сил – и мы отложили наше интервью на год, договорившись встретиться на том же месте, в тот же час…

Хочу  сказать, что Uncle Allan – один из моих любимейших татуировщиков на сегодня. Его работы выделялись на общем фоне еще тогда, когда впервые увидел их. Я считаю, что он достиг определенных высот, раздвигая границы не только своих способностей, но и всей культуры традиционной татуировки в целом. Некоторые из лучших и самых уважаемых татуировщиков мира черпают свое вдохновение из работ Uncle Allan`а и наоборот. И для этого есть несколько причин, но одна из них – это его необычайно дружелюбный и открытый характер. Наслаждайтесь!


Crash: Ну что, вот и пролетел год.

Uncle Allan: Ура!

Вот оно – интервью с Uncle Allan`ом. Ты ведь помнишь, что я сказал тебе в прошлом году, что бы будешь еще лучше, и я был прав. Помнишь?

Конечно, да!

И все новые работы – они просто потрясающие.

Спасибо. Спасибо огромное, я надеюсь, что  это так.

Ну  что ж, представься, назови свою студию и место, где ты работаешь.

Мое настоящее имя – Аллан Ларсен (Allan Larsen). Псевдоним – Uncle Allan. Моя студия называется “Conspiracy Inc.” и расположена она в Копенгагене, Дания.

А откуда взялось прозвище Uncle Allan – дядюшка Аллан?

О, это  хорошая история. Однажды, когда  я был еще учеником, я сделал татуировку своему другу на спине. И, конечно же, замотанный после работы в пленку, он никак не мог натянуть на себя футболку. И он начал просить меня – «Дядя Аллан, ну, дядя Аллан, помоги же мне!». И с тех пор прозвище и приклеилось. Он стал звать меня дядей Алланом постоянно, а затем и все мои друзья последовали его примеру. «Uncle Allan» приклеилось настолько, что я даже завел себе электронную почту с таким именем. В Дании у татуировщиков есть своя традиция, касающаяся псевдонимов – обычно имя начинается со слова «Tattoo», а далее следует имя, например «Tattoo Ole», «Tattoo Sven», и так далее. Традиция очень забавная, на мой взгляд, но я не хотел быть «Tattoo Allan». Надо было найти псевдоним раньше, чем ко мне бы привязалось традиционное имя. Поэтому «Uncle Allan» и осталось. И звучит неплохо, и слух не напрягает. Люди ассоциируют татуировщиков с большими и страшными парнями, а я не хотел этого. Да и не страшный я вовсе, поэтому считаю, что мой псевдоним мне идет.

Отлично! Как долго ты работаешь?

Я начал  в конце 1999 года.

И ты еще учился?

Да.

Где проходило твое обучение?

В Копенгагене, правда, в другой студии. Один канадец открыл студию с датскими татуировщиками и пирсером…

Звучит  как шутка (смеется). Прости. Так как  ты говоришь? Датский  татуировщик…

И датчанин, и канадец, и священник, и..

…И  пирсер…

Да, и пирсер.

Чертовы пирсеры!

Да, звучит забавно, но тату сцена, как бы ты не называл это, особенно в те времена, не была большой. Поэтому такого рода студия была большим делом. Там продавалось все – и редкие скейтборды, и редкие пластинки, и постеры. Был пирсер и два татуировщика. Пожалуй, эта была первая тату студия в Копенгагене. Они делали и поточную работу, но старались делать и индивидуальные работы. Кстати, даже в наше время в Дании многие люди просто не догадываются, что можно получить что-то индивидуальное. А 10 лет назад, во времена, когда все делали трайбалы и браслеты, это было и вовсе новшеством. В той студии старались уделять внимание традиционным дизайнам – американскому олд-скулу,  нью-скулу и немного японской традиции.

А расскажи-ка нам, как  ты получил возможность  учиться?

Мне очень, очень повезло. Я сам из маленького городка, и татуировки там – табу, если можно так сказать. Если бы вы спросили у местных жителей, кто делает себе татуировки, вам бы они ответили – неудачники и преступники. Но лично мне татуировки всегда нравились – со времен, когда я начал слушать музыку.

Когда сделал свою первую татуировку?

В 18 лет.

В 18?

Да, я законопослушный.

А ты рисовал в школе?

О, да!

Было  большой страстью?

Несомненно! Я не помню, сколько мне было лет, но… как только я начал слушать  музыку…в общем, я разрисовывал все  черепами с альбома Guns ’N’ Roses «Appetite for destruction». Не знаю, зачем это говорю, но это были именно так! Я помнил их наизусть и легко мог их нарисовать и раскрасить…

Ну, я был таким  же…

Да, безумие…

А ведь еще были черепа Mistfits, Corrosion of Conformity, Sub Humans, помнишь?

Да. В те времена мне уже нравились  татуировки, и помню, я нарисовал  олд-скульную пантеру маркерами – это рисунок до сих пор хранится у меня в альбоме с граффити.

Ага, ты и граффити увлекался?

Не  совсем… Если быть точнее – мне  просто хотелось пробовать все, что связано с изобразительным искусством. Я сделал – и мне понравилось. Хотя я никогда не увлекался граффити всерьез – входить на улицу и раскрашивать поезда, просто потому что так надо  -это не для меня. Мне просто хотелось рисовать, и я делал это. Но на самом деле, не рисовал граффити уже более 9 лет…

Когда же ты начал делать татуировки?

Если  быть точным, то сразу же, как исчезло  время рисовать граффити. Но у меня был альбом в котором я хранил рисунки, наброски и проекты граффити…ну  и эскиз пантеры конечно же. Как-то я зашел в студию – хотел просто поинтересоваться ценой татуировки. Но меня неправильно поняли – и решили, что я ищу, где можно научится татуировать.

Так тебя просто неправильно  поняли?

Да, они посчитали, что я ищу место  учебы. Конечно, мне хотелось стать татуировщиком, но, как я уже говорил, я из маленького городка, и тату студии там – привилегия байкеров. И я думал – как же мне стать татуировщиком, если я на байкера никак не похож… Так вот, я зашел в студию, спросил о цене, а администратор пошел за татуировщиком.  Татуировщик просмотрел мой альбом и сказал: «У тебя неплохие работы. Хочешь стать тату мастером?». И я ответил «Да».

Надо  было сказать «Нет, спасибо»

Ага, «Нет, я пасс, пожалуй»

– «У меня вот  граффити неплохо  получаются»

Да. «Я пожалуй останусь приглядывать за детишками и рисовать граффити. Я работаю в супермаркете и хочу сохранить эту работу». В итоге, он попросил меня подняться с ним и дал мне книжку и эскизами Sailor Jerry, показал на девушку пин-ап и попросил просто перерисовать её. Вот так я  получил возможность обучаться. Ковбойша, стоящая у забора – ах, ностальгия охватывает меня, когда вспоминаю…

Так это Sailor Jerry помог тебе начать учебу?

(кивает) Да, но тогда я еще не знал  даже, кто такой тот Sailor Jerry. В те времена журналы о татуировке были просто мусором. Они были ужасны. Я потому и сделал себе трайбал – посмотрел журнал, и решил, что это самое лучшее, что можно сделать. Ничего не имею против трайбалов сейчас – но теперь я предпочитаю традиционные мотивы. А тогда,  я даже не знал, что такое бывает.

Как долго длилось  твое ученичество?

Три года.

И как это все  проходило? Что ты делал?

Я думаю, у многих этот период прошел сложнее, чем у меня. Но я знаю, что те два датчанина, что были совладельцами  студии с моим учителем, очень часто ругались с ним из-за того, как тот со мной обращался. Но меня это не особо то и заботило. Я просто хотел стать татуировщиком, и я делал все, что было необходимо, а на глупые задания, и на глупые клички я не обращал внимания. Я хотел получить профессию…

Ок, и после трех лет  обучения, ты просто начал работать в  студии постоянно?

Конечно же, я начинал потихоньку, сначала  красил друзей бесплатно. Они получали свои маленькие глупые татуировочки бесплатно, и все были счастливы. Потом стал брать клиентов с небольшими работами. А потом мой учитель ушел из студии, и два оставшихся татуировщика спросили меня, не хочу ли я остаться и работать с ними. И я занял место своего учителя.

Так…

Я бы мог рассказать тебе кучу историй  – но все они бы не прошли цензуру в итоге, поэтому я не буду делать этого. И именно поэтому я не называю имени того, кто меня обучал. Эта часть истории могла бы быть очень интересной, но не будем вдаваться в подробности. Мой учитель покинул студию – у него были на то причины.

И сколько в итоге  ты проработал в той  студии?

Я проработал…  Знаешь, самое забавное, что карьеру  я начал с исправления работ  своего учителя. В какой-то момент он увлекся кокаином и стал  вести  себя как рок-звезда, и плевать  хотел на своих клиентов.  Он стал делать плохие, просто ужасные татуировки. А я исправлял их.

Ого, ну, это неплохая практика.

Это точно. Именно поэтому он и ушел из студии. По сути, его просто вышибли  оттуда. Это произошло как раз  тогда, когда я занялся его  клиентами. И я просто погрузился в работу с головой, и это было здорово.  Отличный способ научиться. Со мной, конечно же, были те, другие ребята, так что я не был предоставлен сам себе.  Ведь даже после трех лет ученичества, я по сути не знал ничего. И если бы  я сейчас увидел что-то из тех своих работ, я уверен – они бы мне не понравились. Я, кстати видел. Не нравятся.

Да, но ведь люди их еще  не перекрыли…

Да, они их все еще носят.

Ну, тогда все не так  плохо…

Да  уж, не самые лучшие мои работы. (смеется) Ну а что вы ждали от человека, который только начал работать татуировщиком?

Да. Итак…

Итак, я остался работать в той студии, не знаю, на год или два. А потом  мы переехали. В смысле, пирсер открыл свою студию, а мы с другим татуировщиком  открыли свою, и это  как раз та студия, где я работаю сейчас.

Хорошо. А тот, другой парень, он все еще работает с тобой?

Нет.

Получается. Вы открыли вместе студию, а в итоге  там работаешь  только ты?

Я выкупил  его долю потом. С ним случилось  практически то же, что и с мои  учителем – слишком много всего – алкоголя и наркотиков. Вообще, это я хотел уйти из студии, потому что тот парень нашел себе еще партнера, но я понял, что он подустал от этого всего, и решил выкупить его часть.  Потом у меня был другой партнер, но в итоге мне снова пришлось выкупить его часть.  Так что теперь я – единственный владелец студии.  Но со мной работает мой хороший друг – Electric Pick ака Nick, он француз, обычно работает в Канаде и живет так же. У нас с ним вроде как 50/50. По документам есть только я, его невозможно вписать, так как он не гражданин Дании. Мне так удобнее работать – я подустал от постоянного выкупания чужой доли этой студии.  Так что вот так.  Студией занимаются три человека – мы с Ником и моя жена, мы следим за всем и уверены, что все идет по плану.

Отлично. А у тебя в студии еще кто-нибудь работает?

Ты  имеешь в виду гостевых мастеров?

Нет, обычных, наемных  мастеров.

Нет-нет. Только я, Ник и моя жена. И уборщики. Больше никого.

Ваша  студия специализируется на эксклюзивных работах  или вы делаете все?

Нет, только эксклюзив. Мы всегда честны с  клиентами. Мы говорим, что мы снобы  и делаем только то, что сами нарисовали. А еще мы делаем только то, что  нам нравится. Дела обстоят так  вовсе не потому, что мы считаем, что мы лучше других. Я больше уважаю студии, которые зарабатывают на поточной работе, чем тех, кто пытается делать только эксклюзив, но не умеет рисовать. Я считаю, что лучше сделать чистую и аккуратную татуировку с эскиза, чем плохую, но «индивидуальную».  Говорю это потому, что некоторые считают, что раз мы делаем только индивидуальные работы, мы смотрим свысока на тех, кто занимается «потоком». Это вовсе не так.  Просто нам повезло, что мы можем позволить тебе работать в своем стиле.  А вообще, мы делаем то, за что беремся… Я имею в виду, что если мы сделали кому-нибудь иероглиф или трайбал-браслет или еще что-то в этом роде, это привлекло бы еще больше клиентов с иероглифами и браслетами. Поэтому мы просто говорили «нет» – и это сработало. Удивительно, но это так.

Понятно. Как много у вас клиентов в студии?

Очень много.

Правда?

Да, так сложилось.

Удивительно, ведь ты работаешь  не в той части  света, которая богата татуировщиками.

Это факт.

И что примечательно  – у тебя была возможность самостоятельно разработать клиентскую базу.

Вот именно! Мне очень повезло, ведь ко мне приезжает большое количество народа из Англии, Швеции и Германии, и даже из США. Это потрясающе. Здесь, в Дании люди мало знают о татуировках.  Конечно же, у меня есть много  замечательных клиентов-датчан. Но чаще всего, людям все равно, что они получат. Когда мы разражаемся речью о том, почему мы делаем только индивидуальные работы и не делаем дельфинчиков, прыгающих через луну, люди вполне воспринимают информацию, но очень удивляются, что такое возможно, ведь они обычно и не догадываются о том, что существуют эксклюзивные работы. Поэтому мы и заполучаем себе датских клиентов. Но все же, большинство из них считает, что раз на двери написано «Tattoo», значит в нашей студии все так же, как и в других.

Интересно. Давай представим себе ситуацию – к вам в студию приходит дама и протягивает тебе эскиз с дельфином, прыгающим через луну. Твои действия?

Я спрошу её, согласна ли она на то, чтобы я  переделал эскиз на свой лад. Я  размышляю так – это глупый рисунок, но я могу сделать все линии в своем стиле, и будет забавно. В общем, если я вижу, что смогу сделать татуировку в своем стиле и мне это будет интересно, я буду убеждать свою клиентку согласиться.  Я не отсылаю клиентов до тех пор, пока не пойму, что нет возможности сделать татуировку, так, как мне нравится. В этом вся идея нашей студии – мы делаем любую татуировку, если это приносит нам удовольствие. Так что кто знает? Может у меня и сложится с дельфином над луной. Все возможно. Я даже считаю, что смог бы сделать крутую и славную татуировку с такого эскиза. Я люблю делать животных, так что, почему бы и не дельфин? Все, решено, сделаю сет, где будет дельфин, прыгающий через луну.

Так и сделай! (смеется) Да, я понимаю, о  чем ты говоришь. Когда ты рассказывал, у меня получилось представить себе этот эскиз – в твоем стиле.

Да. Но что я имею в виду, как я  уже сказал, мы абсолютно честны с клиентами. Если мы не беремся за работу, это не значит, что ваша идея плоха, это просто значит, что она  нам не нравится. Мы делаем только такие татуировки, которые нам понравится делать, чтобы вы были удовлетворены результатом на 100%. Не знаю. Некоторые татуировщики предпочитают делать маленькие работы по стандартным флешам, чтобы отключить мозги. Но это не для меня. Если бы я делал что-то стандартное,  я бы думал намного больше, если бы делал свою собственную работу.  Когда делаю работу по своему эскизу, я расслабляюсь, такая работа меня никогда не разочаровывает. Мне скучно делать то, что мне не нравится, и я становлюсь раздражительным. Поэтому я не вру клиенту – я не возьмусь за работу, которая мне не нравится просто потому, что не смогу гарантировать, что результат будет превосходным.  Лучше переадресовывать таких клиентов к кому-нибудь, кто сможет дать им то, что они заслуживают. Я всегда так поступаю, и клиенты по-разному реагируют на это – иногда они понимают меня, иногда называют придурком. А иногда они всерьез обижаются, когда я пытаюсь им помочь и говорю: «Ну что ж, я могу сделать эту работу, но придется тут кое-что поменять. Или вы можете пойти к такому-то парню. Он сделает эту работу хорошо».

Что ж, похоже, ты неплохо  устроился.

Верно, мне не на что жаловаться.

Насколько вперед у тебя расписаны  клиенты? Просто записываешь  их и работаешь  – неделя за неделей?

Нет, мы стараемся заранее распланировать, когда я буду работать. На сегодняшний день у меня запись до ноября -  на год вперед.

До  ноября?

Да, но мы приостановили запись на данный момент, поскольку не можем поспеть  за ней. У меня расписаны работы до конца года – а я хочу путешествовать, ездить куда-то, и не могу –  нет времени на это.  Я не могу запланировать следующую поездку, так как меня ждут клиенты. Ну не замечательно ли это? Я очень счастлив, мне очень повезло, но это нелегко. Я все еще не придумал лучший способ записывать людей, и я очень не люблю отказывать. Для этого моя жена и работает с нами. Мне не разрешают даже приближаться к своему расписанию, когда заходит речь о записи клиентов. Она всегда кричит на меня, если видит, что я вписал кого-нибудь в календарь, потому что я просто нагромождаю клиентов. «О, я могу вот тут вот впихнуть вас между двумя другими клиентами». И чаще всего так и происходит.

Хорошо, а как выглядит твоя среднестатистическая рабочая неделя? Сколько  татуировок ты делаешь  в день?

Максимум 2 в день. Но я работаю 12 и до бесконечности. Я встаю в 9, собираюсь, затем рисую немного и в 12 приступаю к работе. Если надо делать большую татуировку, я сначала делаю набросок, к полдню приходит клиент, и если его все устраивает, я дорабатываю эскиз и мы начинаем работать. Ну а если записан клиент с маленькой татуировкой, я просто начинаю работать в 12, и если остается время, записываю еще одну работу.  А вообще, обычно мой рабочий день длится с 12 до 21 или 22, иногда и до 23 часов, если в день записаны два клиента.

И так пять дней в  неделю?

Пять  дней в неделю.

Неплохо. Тебе бы отдохнуть.

В свои выходные дни я рисую. Мне повезло  с женой – она творческий человек, и ходит на курсы, где она рисует, а еще вяжет и шьет.

Как познакомился с женой?

Пьяным на концерте. Да-да, именно так.

Идеально!

Да. А менее чем через год мы поженились в Лас-Вегасе.

В Вегасе? Прекрасно. Хорошо, давай поговорим  о том, как ты создал свой стиль? Что помогло тебе понять традиционные мотивы в начале карьеры и как все это переросло в тот стиль, в котором ты сейчас работаешь? Ведь у тебя  такой особенный стиль, это то, что людям нравится, то, что они хотят. Ты из городка, где не было возможности получить информацию о татуировке, как так получилось, что ты смог так вырасти?

Я начал  с более нью – скульной тематики. Тот  парень, что обучал меня, по сути дела был первым, кто показал, что такое Американские традиционные татуировки и начал сделать их. А я, как человек, который увлекался граффити, конечно же, выработал свою, новую версию. Я работал в таком стиле много лет, но за последние лет шесть я упростил свои рисунки. А потом опять вернулся к нью-скулу, и потом вновь стал упрощать. Не знаю… Я просто начал изучать Американскую традицию, больше и больше углублялся в неё. И в те времена, когда я только начинал, и сейчас, для датчан традиционные татуировки это то, что делали себе дедушки и моряки, в Америке это все более распространено. В Дании до сих пор можно слышать, как над тобой подшучивают по этому поводу – «Хе-хе, ты хочешь сделать себе якорь как у дедушки». А я всегда удивляюсь, чего они смеются? Ведь это именно то, что я люблю делать и делаю. Поэтому в Дании не часто увидишь такие татуировки. Сейчас все становится популярнее – благодаря линиям одежды и прочему. Люди только начинаю понимать, как это круто. Я лично считаю, что интерес вырос благодаря Интернету и тату-журналам, которые стали намного лучше. К сожалению, невозможно избежать того, что какие-то мастера влияют слишком сильно. Я ловил себя на том, что не полностью копировал татуировку, и делал что-то похожее, а потом приглядывался, и оказывалось, что моя работа уж слишком похожа на чью-то чужую.

Когда то давно, когда мы только познакомились, ты прислал фотографии своих работ, меня они действительно  поразили, но приглядевшись, я подумал что они похожи на чьи то работы…

Да, понимаю.

По-моему, я тогда сказал тебе, что надо подождать  еще пару лет, и  тогда мы с тобой  будем сотрудничать. И было очень приятно  увидеть, что свои работы стали более  сильными, яркими и  уникальными, а ведь это очень сложно.

Спасибо! Я действительно рад, что мы тогда  решили подождать.

(смеется)  Но ведь у тебя  идеальная студия, это просто должно было случится.

Да.

И это замечательно!

Именно поэтому все и случилось. У меня было слишком много свободы, я мог делать, все, что хотел. И учится… Рядом со мной была пара хороших татуировщиков, которые подсказывали мне – «Вот та работа очень похожа на работы того-то…». Это очень помогало, ведь иногда сложно заметить сходство самостоятельно. Конечно, было неприятно это слышать, но я никогда не пытался копировать кого-то специально, понимаешь, о чем я? Ты просто видишь что-то, и это к тебе приклеивается. Я знаю, что я вовсе не изобретал новый стиль. Все было уже до меня, и каждый раз, когда тебе кажется, что ты сделал что-то новое, обязательно найдется кто-то, кто уже это делал.

А вот один удивительный факт: теперь есть немало тех, кто копирует тебя. Ты знал об этом?

(смеется)  Да, да, конечно.

Это безумие – всего  за два года так  продвинуться.

Но  ведь я старался… И это забавно. Теперь, когда я рисую эскиз, я даже одним глазком не заглядываю в журналы, или еще куда. Я стараюсь держать подальше, чтобы избежать имитирования, и я сейчас занимаюсь библиотекой, в которой будут книги, которые вдохновляют меня. Но и это может привести к противоположным результатам, ведь все мы покупаем одни и те же книги… Я просматриваю свои новые книги, и вижу работы, которые мне уже попадались на глаза. Это замечательно, ведь мы не копируем друг друга, мы просто черпаем вдохновение из одни и тех же источников.

Да, возвращаемся к корням.

Да, и это здорово. Мы все ссылаемся на чьи то работы. И поскольку я отмечал уже,  что имитировал чужие работы в той или иной степени,  для меня странно сейчас, когда вижу, что другие поступают со мной так же. С одной стороны, это честь для меня. А с другой стороны, я считаю, что должен сделать то же самое, что сделали и со мной – сказать, что это вовсе не круто.

Точно. Но я сейчас говорю не о тех, кто просто крадет твои работы, а о тех, на кого ты повлиял. Понимаешь?

Ах, да, это очень здорово. Тогда я  могу сказать, что для меня это  большая честь…Я думаю, что не заслуживаю этого…Ведь в мире столько  мастеров, намного лучше меня. Если я оказываю влияние, это хорошо, это не копирование…

Но  ведь сейчас больше тех, кто копирует, чем тех, на кого ты повлиял…

Да, и мне больно от этого. Переживаю  не за себя, а за своих клиентов, если кто-то крадет, полностью копирует их татуировки. А еще я слышал о  таких «мастерах», которые просто сохраняют фото моей работы с Myspace и делают с неё трафарет. Как это так?

(смеется)  Действительно, как  это так, зачем?

Да. Они даже не пытаются нарисовать, а  просто распечатывают фото работы. Но как я уже говорил, это вред именно клиентам, ведь они надеются, что их работа уникальна. Когда со мной впервые произошла такая история, я расстроился и разозлился. Я создал бюллетень на Myspace под названием «Посмотрите на этого придурка, он украл мою работу и клиентка, должно быть, расстроена теперь». Надо сказать, я получил достаточно интересные ответы на это от татуировщиков.

Например?

Например  – «Ты не имеешь права злиться, ты сам выложил свою работу сюда». В некотором роде это правда – я действительно опубликовал работы. Их можно увидеть в журналах, в Интернете, и конечно, у меня много шансов на то, что она будет украдена. Но все что мне остается делать, так это надеяться, что её могут использовать как вдохновение, а не копировать полностью.

Да, на эту тему мы очень  часто говорим  в журналах. Это  должно было произойти. Это неизбежно. Очень многие проходят через эту фазу, но наша задача это способствовать, чтобы мастера перерастали эту фазу, развивались.

Это как раз то, что я хотел сказать… Теперь, вместо того, чтобы размещать  гневный бюллетень,  пишу сообщение  тому, кто сделала это и объясняю, почему меня это злит, и то, что это лишь вредил клиентам и все. Как я и говорил, я получаю странные ответы от татуировщиков, некоторые их которых меня очень разочаровывают. Поскольку я считал их подающими надежды. А они просто говорят, что я осел, раз я разозлился. «Как, почему? А как вы бы себя чувствовали?». Конечно, это должно мне льстить, ведь им настолько нравятся мои работы, что они крадут их. Но я бы на их месте, постарался хотя бы нарисовать что-то свое, ссылаясь на чужую работу.

В этом и суть, правда?

Да, приложите хоть какие то усилия, измените немного, добавьте свои детали…

Есть масса возможностей изменить любой рисунок. Разделите детали, поменяйте их местами – и вы получите абсолютно другое изображение, иной дизайн.

Да, хоть розы местами поменяйте. Сделайте что-нибудь, это же не сложно.

(смеется)  Да, не будьте ленивыми. В этом-то вся  и суть.

Верно! В этом и проблема – много ленивых мастеров. Просто попытайтесь, я тоже так делал. Я уже говорил – я прошел через то же самое, когда ты видишь что-то и это приклеивается к тебе, и в итоге получаются работы, очень похожие на чужие. Да разницу всегда видно – пытался ли человек чему-то научится, используя твой эскиз, или просто перерисовал его полностью.

Да, или просто скопировал с Myspace.

Да, это вариант для самых ленивых  – просто распечатать картинку с  Myspace  для трафарета.

Ты  очень быстро завоевал славу одного из самых  известных и активных татуировщиков  Европы. Как это произошло? Ведь еще пару лет  назад такого не было?

Я не знаю. Я сам удивлен. Это большая честь для меня – сидеть здесь с тобой, давать интервью.

Я сделал немало интервью за последнее время, и многие твои американские коллеги называют твое имя среди тех, кто оказал больше влияние на их работу.

Опять вы заставляете меня краснеть. Я не знаю, почему так сложилось. Спасибо Myspace! Как я уже говорил, есть очень много мастеров, которые заслуживают упоминания. Но я польщен, что мое имя называют.

Как давно ты ездишь на конвенции?

Если  серьезно, то с самого начала, как приступил к работе татуировщиком, но получать удовольствие от участия в конвенциях я начал только пару-тройку лет назад. Раньше посещал лишь небольшие конвенции – но участие там мне мало помогло. Но меня многому научили большие конвенции, такие как эта [Миланская], на таких конвенциях клиенты записываются ко мне заранее, и у меня много работы. И каждый день очень занятой. Как я раньше уже упоминал, в студии я рисую эскизы по утрам, перед процедурой, и у меня нет времени рисовать все эскизы на время конвенции. Так что, по сути, я нарисовал все в пятницу. Я сделал несколько татуировок, но это большой опыт, ведь приходится работать очень быстро! А насчет подражания чьему-то стилю, то тут нет времени рассматривать всю свою библиотеку. Я сделал столько крутых работ за выходные именно поэтому. Здесь у меня нет времени просматривать свои книги – «о, я могу это сделать, надо только подсмотреть кое-что». Надо просто работать – сразу. И, конечно же, надо укладываться в бюджет клиентов. У них есть деньги, например, только на три часа работы, поэтому мне надо стараться уложится во время и сделать отличную татуировку. Я не могу идти на уступки только из-за того, что я работаю на конвенции – где угодно – я все равно хочу работать так, чтобы потом гордится результатами. И ведь получается отличная практика – ты должен сделать шедевр. Не разочаровать клиента, уложиться в три часа, нет времени рисовать эскиз и нет возможности пользоваться книгами из библиотеки.

Да  уж, это точно.

Именно  это все повлияло на меня, и я  научился работать так же, как работаю в студии, и теперь я выдаю лучшие работы, когда нагрузка большая. Обычно перед первым днем конвенции я думаю – «Если нарисую эскиз сейчас, смогу поспать чуть подольше завтра». Но. Конечно, все в итоге происходит не так. «Я сделаю все завтра, мне вовсе не обязательно делать все сейчас». Конечно, все заканчивается тем, что я рисую эскиз на следующее утро за час.

Но  эти выходные [Миланская тату конвенция] были просто отличными! Я сделал несколько работ, и они мне очень и очень нравятся, потому что они получились…простыми, пожалуй. Работая в студии, я бы использовал больше цветов, придумал бы больше линий к этим эскизам, но моя цель – делать простые и понятные работы – этим я и занимался на протяжении конвенции.

Я уверен, что ты познакомился с большим количеством новых людей, приобрел новых друзей разъезжая по конвенциям.

По  правде горя, я очень много работаю. Грустно, но это так. А еще я  очень, очень застенчивый… Во-первых, я не очень хорошо запоминаю лица. И у меня не очень хорошо получается подходить к незнакомым людям и просто говорить – «Привет, Я Аллан!». Я застенчивый, и боюсь показаться глупым. – «Привет, Я Аллан!». – «Привет, мы познакомились в прошлом году». – «Ой, прости…». Так что я знакомлюсь, только есть меня кто-нибудь представляет… К тому же, я не тусовщик. Я люблю выпить пива в баре, но я не из тех, кто умеет пить и веселиться все ночь напролет. Ведь с утра мне надо будет рано вставать и готовится к новому рабочему дню.

Понятно.

Но  вообще, да, на конвенциях можно встретить много хороших людей. Это как раз то место, где можно повстречать друзей.

Назови  имена тех, кто  влияет на тебя сейчас, и с кем ты дружишь, или кого-то, с кем у тебя идет взаимный обмен информацией.

Это всегда сложный вопрос для меня. И его всегда задают в интервью. Все зависит от того, как ты смотришь на это. Для меня мои лучше друзья, у которых я научился чему-то, это ребята из Японии. Рей и Хата из студии Inkrat  в Токио. Мне нравятся их работы, они прекрасные люди, потому что не боятся делиться знаниями. Благодаря им и их гостеприимности, я познакомился с большим количеством других татуировщиков, которые пришли в Inkrat в то же время, что и я. Они радовались тому, что все собрались вместе. Моя поездка туда была самым изумительным временем.

Как давно ты ездишь туда?

Я не смогу сейчас вспомнить, когда поехал туда впервые – может, 4 годна назад? Или 3? Что-то около того – три или четыре года назад. У меня потом был небольшой перерыв… Насколько я помню, был год, когда я не мог приехать, а потом стал бывать там дважды в год. В следующем месяце мы вновь едем туда на 4 недели.

На  месяц?

Да, в первый раз, когда я там был, я остался на три месяца.

Ого!

Да. Я просто приехал туда со своим портфолио – «Привет!» – и просто остался там на три месяца. В той поездке я встретил Jime Litvak, Josh Ford, Hiro из студии Cotton Pickin, King Rat, Tokyo Hardcore и еще немало замечательных японцев. Встреча с этими людьми была самым лучшим моментом моей трехмесячной поездки в Японию. Я узнал многое об искусстве и о татуировках, о том, как держать студию, и еще много чего… В этих вопросах они оказали самое большое влияние на меня. Но и мой партнер Ник помог мне. Он толкал меня вперед. Ник делает только фрихэнд – всегда – только фрихэнд и никаких предварительных эскизов. Он делает очень сложные татуировки – сумасшедший, детализированный ньюскул. У него всегда наготове маркеры, и нет трафаретов, он просто сразу рисует на клиентах. Я его ненавижу. Круто то, что он работает в совершенно ином стиле, чем я, поэтому он подталкивает меня делать больше и фокусироваться не только на татуировках, но и развиваться в художественном плане. И это очень здорово.

А вообще, все  с кем я общался, мне помогали. Hunter, например, очень забавный парень, и мы сделаем с ним двойной флеш. Новый опыт. Я уже отправил ему мои рисунки, так что теперь его очередь.

Да, и он, к тому же, много всего производит…

Да, но я все  еще жду от него ответа. (смеется) Да, я видел, он делает многое, это  просто сумасшествие. Но я с нетерпением  жду работы с ним – мне есть чему поучиться.

А вообще мне  нравятся разные художники – художники  в широком смысле слова. Не знаю даже с кого начать… Например, Chriss, с  ним всегда весело работать.

Chriss Dettmer?

Он самый. У нас была одна будка на двоих  на нескольких конвенциях. А еще он приезжал к нам в студию. И пусть у него не было никого из клиентов там, кроме меня и еще одного парня, но с ним было очень весело и приятно общаться. Он разделяет многие мнения об искусстве и тату-сцене, поэтому разговоры обо всем, что касается татуировки, получались занимательными. Он отличный парень.

Мы  с тобой говорили о том, что ты коллекционер. Что ты собираешь?

Звездные  войны. DVD-диски. С тех пор, как  мы переехали, у меня больше нет спутникового ТВ, и мы с женой решили его  не устанавливать, чтобы не терять время на щелканье каналами. Но я все равно много времени провожу перед телевизором, так как после 12-тичасового рабочего дня я больше не хочу ничего рисовать и предпочитаю просто посидеть на диване и побыть овощем. Мы с женой полуночники, рано спать не ложимся, сидим до 3-4 часов ночи. Для такого нашего досуга мы и покупаем множество DVD с различными сериалами. А еще я люблю все, на чем стоит надпись «специальное лимитированное издание», никогда не могу удержаться. Моя жена называет меня идиотом за то, что я покупаю иногда самые ужасные фильмы, которые мы никогда не будем смотреть, только потому, что их перевыпустили «специальным изданием». Что касается Звездных Войн, то у меня есть все фильмы – на DVD  и на видеокассетах, а так же все саундтреки. Я очень стараюсь не покупать фигурки героев, так как у меня нет места для их хранения, ведь я знаю, что стоит мне начать, я не смогу уже остановиться.

Можно сказать, что я коллекционирую всего понемножку. Но как я уже говорил, я всегда куплю любое «специальное лимитированное издание».

Как насчет произведений искусства? Коллекционируешь их?

Мне бы очень  хотелось, да. Конечно же, у нас  много различных эскизов, картин от татуировщиков.  Но мне хотелось бы собирать картины разных жанров. У нас, наконец, есть дом, куда мы въехали примерно полгода назад, там отведена специальная комнатка под галерею. Я планирую покупать картины различных жанров.

Конечно же, в основном коллекция складывается из картин тех людей, которых знаешь, или встречаешь в своем кругу общения, но мне хотелось бы видеть у себя все виды произведений искусства. Я недавно приобрел пару картин – с сердцами. Я не уверен, знаешь ли ты Симона (El Rana) . Это то парень, что делает награды для Лондонской и Миланской тату-конвенций. У него я и приобрел картины с сердцами – купил для студии, а еще одну, маленькую, с сердцем и котом, он мне подарил. Эта картина призвана благословлять домашних любимцев, она очень красивая. Еще одну картину с сердцем я получил от одного из друзей Симона – в качестве чаевых за татуировку. Она мне тоже очень нравится. На картинах изображено священное сердце, католический символ, у которого просят благословения. Я абсолютно не религиозен, но картины прекрасны. Я считаю, что все католическое искусство очень красиво. Наверное, когда к нам приходят гости и видят эти картины, они думают, что попали в дом к примерным христианам, но это абсолютно не так. Мы не придерживаемся ни одной религии.

(смеется)  Но зато у тебя  отличная коллекция  религиозной направленности?

(смеется)  Все верно.

Отлично.

А еще мы назвали  нашу собаку Люцифером.

Расскажи  немного о своей  коллекции книг. Сколько  их у тебя? Как  много ты тратишь  на книги в год?

Я понятия  не имею. Я свое время совершил отличную сделку – я сделал татуировку девушке, которая работает в книжном магазине. Теперь у меня есть скидка 40%.

Ого, получается, теперь ты можешь покупать в два раза больше книг?

Как тебе сказать… Книги стоят здесь слишком  дорого, ведь они публикуются в  США, к цене прибавляется стоимость доставки и налоги. Думаю, это все связано со знанием об искусстве. Если вы зайдете в большой книжный магазин в Дании, вы не увидите того разнообразия наименований, какое увидите в какой-нибудь жалкой книжной лавочке в Америке. Каждый раз, как я попадаю туда, я заливаю все слюнями, рассматривая безумно интересные книги, которые можно там найти. У нас в Дании этого пока нет, но мы уже стремимся к этому уровню. Конечно же, есть еще Интернет – можно покупать там. Я трачу огромное количество денег на книги, даже не смотря на свою скидку. Особенно теперь, когда я часто бываю в Японии, ведь там книги стоят в три раза дешевле, чем у нас на конвенциях. Теперь у меня много книг на японском языке. И я стараюсь покупать книги по разным видам искусства. Мне нравится разглядывать разные графические работы. Сейчас меня привлекает фотография. Я покупаю книги о фото искусстве, журналы, даже пытаюсь снимать сам, но у меня не получается. Но я получаю большое удовольствие от процесса, трачу деньги на фото оборудование, и уверен, со временем я научусь. Как я уже говорил, когда мы обсуждали граффити, мне хочется попробовать себя в разных направлениях, хочу попробовать писать маслом и акрилом. Граффити я уже освоил, сейчас хочу научиться фотографии – я хочу попробовать все. Татуировки – это моя страсть, и я собираюсь заниматься этим всю жизнь. Но я не хочу останавливаться на достигнутом, я хочу обучиться графическому дизайну и делать макеты. Сейчас еще осваиваю Photoshop, это очень увлекательно. Я делаю баннеры для групп и обложки. Мне приходится.

Я знаю, о чем ты говоришь, именно так  я и начал выпускать  этот журнал. Я подумал, что это будет  не сложно. Я очень  сильно ошибся, но учиться  было интересно.

Я очень рад, что ты решил выпускать журнал. Кстати, я увидел его впервые, опять  же, благодаря студии Inkrat.

Правда?

Да. Когда  вышел у вас первый выпуск?

Около 3 лет тому назад.

А не раньше?

Не  уверен. Следующим  летом будет 4 года.

Да, тогда  все сходится. Три-четыре года. Журнал только что вышел, и он был у  них в студии. Я взял его в руки – а там все мои любимые татуировщики в одном издании. Я был счастлив.

Крэш (Крис Мидкифф).

E-mail студии Аллана: conspiracyinctattoo@gmail.com

www.xktattoo.ru на правах дистрибьютера Tattoo Artist Magazine

Перевод: manumeow@gmail.com

При копировании материала ссылки ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

,

Комментарии (2)